Preview

Сеченовский вестник

Расширенный поиск

Расстройство депрессивного спектра и качество жизни у пациентов с церебральной микроангиопатией

https://doi.org/10.47093/2218-7332.2020.11.1.49-58

Полный текст:

Аннотация

Ассоциация между депрессивным расстройством и качеством жизни пациентов среднего возраста с церебральной микроангиопатией исследована не в полной мере.

Цель. Изучить ассоциацию уровня депрессии с показателями качества жизни (КЖ) пациентов с церебральной микроангиопатией.

Материалы и методы. У амбулаторных пациентов 45–59 лет (n = 262, 42% мужчин, 58% женщин) с церебральной микроангиопатией и наличием депрессии оценен уровень тревоги с помощью шкалы HADS-А, КЖ – при помощи опросника SF-36. По выраженности депрессии (подшкала HADS-D) выделены: группа 1 (n = 116) – 8–10 баллов (субклиническая) и группа 2 (n = 146) — ≥11 баллов (клиническая). Для анализа данных использован: t-тест, коэффициент корреляции, модель логистической регрессии; отношение шансов (ОШ) и 95% доверительный интервал (ДИ).

Результаты. В группе 2 средний балл тревоги по шкале HADS-A составил 14,3 ± 4,6 балла, ангедонии – 10,4 ± 4,2 балла, что статистически значимо выше, чем в группе 1: 10,1 ± 4,2 и 7,1 ± 2,6 балла соответственно (р < 0,05). Общий балл КЖ был статистически значимо меньше в группе 2: по физическому компоненту здоровья 52,4 ± 26,5 vs. 88,8 ± 43,5 в группе 1 (р < 0,05) и психологическому компоненту 38,5 ± 19,4 vs. 70,8 ± 35,8 в группе 1 (р < 0,05). Депрессия, тревога и ангедония ассоциированы с негативным влиянием на общее КЖ: r = −0,84 (р < 0,05), r = −0,81 (р < 0,05), r = −0,87 (р < 0,05) соответственно. Эта ассоциация не зависит от возраста, ожирения, наличия сахарного диабета 2-го типа: ОШ для депрессии составило 2,1; 95% ДИ (1,8–2,4), р < 0,05; тревоги — 1,9; 95% ДИ (1,2–2,2), р < 0,05; ангедонии — 2,3; 95% ДИ (2,1–2,7), р < 0,05, соответственно.

Заключение. Клинически значимая депрессия существенно снижает КЖ. Нарастание выраженности аффективной симптоматики приводит к ухудшению как психологического, так и физического компонента КЖ. Снижение КЖ не зависит от возраста, ожирения, наличия СД 2-го типа.

Для цитирования:


Воробьева О.В., Фатеева В.В. Расстройство депрессивного спектра и качество жизни у пациентов с церебральной микроангиопатией. Сеченовский вестник. 2020;11(1):49-58. https://doi.org/10.47093/2218-7332.2020.11.1.49-58

For citation:


Vorob’eva O.V., Fateeva V.V. Depressive disorder and quality of life in patients with cerebral microangiopathy. Sechenov Medical Journal. 2020;11(1):49-58. (In Russ.) https://doi.org/10.47093/2218-7332.2020.11.1.49-58

Пациенты с хроническими неврологическими заболеваниями часто страдают эмоциональными расстройствами [1]. По данным отечественного эпи­демиологического исследования КОМПАС, у 25% пациентов неврологического профиля наблюда­лось очерченное депрессивное состояние [2], тогда как в общей популяции распространенность депрес­сии достигает 20% [3].

В 1997 году Аlеxоpоulоs еt аl. [4] предложили концепцию сосудистой депрессии, согласно которой изменения церебральных сосудов мелкого калибра могут предрасполагать или ускорять развитие симп­томов депрессивного расстройства как следствие повреждения лобно-подкорковых структур с заин­тересованностью кортико-стриато-паллидо-таламо- кортикальных путей.

У 60% пациентов с депрессией, ассоциирован­ной с церебральной микроангиопатией, выражен­ность эмоциональных расстройств достигает легкой или умеренной степени выраженности и в 40% слу­чаев — тяжелой степени выраженности [5].

По данным Harwood D. еt al. (2001) [6], даже лег­кая степень депрессии, осложняя течение хрониче­ского неврологического заболевания, является неза­висимым фактором риска летальности, не связанной с суицидом.

Несмотря на длительную историю изучения кар­тины болезни депрессии, диагностика депрессивного расстройства в некоторых случаях может вызывать затруднения, что связано с неоднородным паттерном симптомов депрессии. Депрессия — гетерогенное расстройство как с точки зрения симптомов, начиная от ключевого симптома ангедонии до когнитивных нарушений, не входящих в диагностический пере­чень симптомов, так и с точки зрения патогенеза.

Депрессия, ассоциированная с возрастзависимыми заболеваниями сосудов головного мозга, может сочетаться с симптомами соматизированной тревоги в виде чувства нехватки воздуха, скованности, мы­шечного напряжения, сердцебиения, боли в области сердца, онемения в конечностях, мышечных подер­гиваний, боли в животе, чередования запоров и по­носов, чувства жара, повышенного потоотделения и учащенного мочеиспускания.

Ядерный симптом депрессии, такой как ангедония, в то же время является симптомом неврологи­ческих расстройств. Результаты российского много­центрового исследования «Резонанс», проведенного среди пациентов с хроническими неврологически­ми заболеваниями (церебральная микроангиопатия, вегетососудистая дистония, хронический болевой синдром), демонстрируют, что превалирующее коли­чество пациентов предъявляли жалобы на понижен­ный фон настроения и утрату способности получать удовольствие от деятельности [7].

Ангедония у пациентов может формировать­ся в связи с неврологическим дефицитом. Больные утрачивают интерес к работе, семье, социально-бы­товой сфере, своим прежним увлечениям и хобби. Вследствие утраты интереса пациенты становятся менее активными, б0льшую часть времени посвяща­ют занятиям, которые не требуют усилий. Тем не ме­нее психопатологический компонент играет важную роль в развитии ангедонии, в том числе и как реакция на стрессогенные болезненные симптомы, включая неврологический дефицит [8].

Ангедония и депрессивное настроение, рассматри­ваемые в рамках депрессии, способны не только ока­зывать негативное влияние на течение, исход и про­гноз неврологического заболевания, но и существенно снижать качество жизни (КЖ) пациентов [9]. При этом остается невыясненным, какой компонент КЖ (физи­ческий или психологический) подвержен наибольше­му негативному влиянию депрессии и ангедонии.

Цель исследования: определить ассоциацию уровня депрессии с показателями качества жизни па­циентов с церебральной микроангиопатией.

МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ

Дизайн исследования: открытое несравнительное исследование продолжительностью 10 месяцев (ав­густ 2017 — июнь 2018). Исследование одобрено Локальным этическим комитетом при ФГАОУ ВО «Первый МГМУ им. И.М. Сеченова» Минздрава России (Сеченовский Университет), выписка из про­токола заседания № 87 от 13 мая 2017 года.

Критерии включения:

  • амбулаторные пациенты обоего пола;
  • средний возраст (по классификации Всемирной организации здравоохранения от 45 до 59 лет включительно);
  • наличие церебральной микроангиопатии, уста­новленной на основании:

сосудистого заболевания — артериальная ги­пертензия (АГ), атеросклероз церебральных со­судов — подтвержденного данными ультразву­ковой доплерографии магистральных артерий головы и признаками церебральной микроан- гиопатии по данным магнитно-резонансной то­мографии в соответствии с критериями STRIVE (the STandards for ReportIng Vascular changes on nEuroimaging — стандарты описания сосудистых изменений при нейровизуализации) [10]:

  • гиперинтенсивность белого вещества;
  • лакунарные инфаркты;
  • церебральные микрокровоизлияния;
  • расширенные цереброваскулярные простран­ства;
  • вторичная церебральная атрофия.
  • наличие депрессии (>8 баллов по госпитальной шкале HADS) [11];
  • подписанное информированное согласие на уча­стие в исследовании.

Критерии исключения:

  • наличие в анамнезе психических заболеваний (за исключением депрессии), злоупотребления алкоголем, психоактивными веществами;
  • речевые нарушения, препятствующие контакту с исследователем;
  • любая другая тяжелая сопутствующая патология, которая может препятствовать участию в иссле­довании.

Набор пациентов был проведен на клинической базе профильного отделения (Центр психического здоровья и неврологии «Сфера», г. Саратов). Кри­териям включения соответствовали 267 пациентов, пять из которых были исключены: у четырех в анам­незе были указания на злоупотребление алкоголем, у одного имелась тяжелая сопутствующая патология.

В соответствии с принятыми критериями в иссле­дование были включены 262 пациента: 110 (42,1%) мужчин (средний возраст 50,8 ± 5,3 года) и 152 (57,9%) женщины (средний возраст 53,4 ± 6,1 года).

АГ I ст. диагностирована у 198 (75,6%), II ст. — у 64 (24,4%) пациентов. Ожирение (индекс массы тела (ИМТ) > 30 кг/м2) отмечено у 169 (64,5%), са­харный диабет 2-го типа (СД 2) — 152 (58%) паци­ентов.

Клиническое обследование пациентов проведено по общепринятой схеме: сбор и анализ жалоб, анам­неза, исследование соматического и неврологическо­го статуса.

Оценка КЖ пациентов проводилась при помо­щи опросника SF-36 (Thе Shоrt Fоrm-36 Medical Study — краткая форма-36 опросника оценки каче­ства жизни) [12].

Уровень депрессии оценивался при помощи го­спитальной шкалы HADS (The Hospital Anxiety and Depression Scale — госпитальная шкала тревоги и депрессии).

В подшкале D «депрессии» HADS-D четыре из семи диагностических пунктов (под N° 2, 4, 12, 14) представляют собой наиболее часто встречающиеся жалобы и симптомы, характерные для компонента ангедонии при депрессии:

  • «То, что приносило мне большое удовольствие, и сейчас вызывает у меня такое же чувство» (№ 2);
  • «Я способен рассмеяться и увидеть в том или ином событии смешное» (№ 4);
  • «Я считаю, что мои дела (занятия, увлечения) мо­гут принести мне чувство удовлетворения» (№ 12);
  • «Я могу получить удовольствие от хорошей кни­ги, радио- или телепрограммы» (№ 14).

Суммарный счет по подшкале HADS-D находится в диапазоне от 0 до 12 баллов, общее число баллов отражает тяжесть ангедонии: чем оно больше, тем проявления тяжелее. Внутренняя согласованность характеристик подшкалы HADS-D для оценки степе­ни выраженности ангедонии достаточно надежна — коэффициент альфа Кронбаха составляет 0,78.

По результатам подшкалы HADS-D все пациенты были разделены на две группы: группа 1 (n = 116) с субклинически выраженной депрессией (8-10 бал­лов по госпитальной шкале HАDS) и группа 2 (n = 146) — с клинически выраженной депрессией (>11 баллов по госпитальной шкале HАDS).

В выделенных группах проведена оценка:

  • уровня тревоги с помощью подшкалы HADS-A (Anxiety — тревога);
  • ангедонии с помощью диагностических пунктов подшкалы HADS-D (Depression — депрессия) под № 2, 4, 12, 14;
  • общего балла КЖ, оцениваемого по опроснику SF-36, доменов физического и психологического здоровья КЖ.

Статистический анализ

Полученные данные представлены в виде сред­него ± стандартное отклонение (М ± SD). Для срав­нения количественных показателей использовался t-тест Стьюдента (проверка распределения показате­лей госпитальной шкалы HADS по критерию Колмо­горова — Смирнова показала нормальность распре­деления).

С помощью вычисления воспроизведенной кор­реляционной матрицы проводили корреляцион­ный анализ. Значение коэффициента корреляции в диапазоне от 0,8 до 0,95 указывает на сильную линейную связь между параметрами, в диапазоне 0,6 < r < 0,8 — на существование умеренной ли­нейной связи, в диапазоне 0,6 < r < 0,4 — на суще­ствование слабой связи, при r < 0,4 — коэффициент корреляции незначим.

С помощью модели логистической регрессии оце­нены изученные факторы (депрессия, тревога, ангедония), а также возраст, ИМТ, СД 2-го типа на исход «снижение КЖ» по шкале SF-36 (0-50 баллов). Ана­лиз модели проводился с помощью подхода Ls-means (метод наименьших квадратов), статистическая зна­чимость определялась с помощью теста Вальда. Статистическая обработка данных проводилась с по­мощью прикладных программ Microsoft Excel 2016 (Microsoft Corporation, США), Statistica v.10.0 (Stat Soft Inc., США). За величину уровня значимости во всех статистических критериях было принято зна­чение 0,05. При значениир < 0,05 различия, корреля­ции считались статистически значимыми.

РЕЗУЛЬТАТЫ

Оценка депрессии и качества жизни среди всех пациентов

Средний балл депрессии по госпитальной шкале HАDS составил 12,8 ± 5,7, тревоги — 13,7 ± 6,3, ан­гедонии — 8,5 ± 3,9. Тревога выявлена у 77%, анге- дония — у 64% пациентов.

Средний общий балл КЖ по опроснику SF-36 со­ставил 68,5 ± 33,7.

По доменам:

  1. «Физический компонент здоровья» — 70,3 ± 36,2:
  • «физическое функционирование» — 75,8 ± 33,4;
  • «ролевое функционирование, обусловленное физическим состоянием» — 61,5 ± 32,7;
  • «интенсивность боли» — 74,3 ± 41,8;
  • «общее состояние здоровья» — 64,5 ± 31,6.
  1. «Психологический компонент здоровья» — 54,8 ± 26,3:
  • «психологическое здоровье» — 60,3 ± 31,0;
  • «ролевое функционирование, обусловленное эмоциональным состоянием» — 52,8 ± 26,3;
  • «социальное функционирование» — 50,1 ± 25,7;
  • «жизненная активность» — 62,3 ± 31,8.

Оценка в группах

По основным демографическим признакам (воз­раст и пол), частоте АГ II ст., ожирения и СД 2-го типа группы с субклинической и клинической де­прессией были сопоставимы (табл. 1).

 

Таблица 1. Основные характеристики пациентов в группах с субклинической и клинической депрессией

Table 1. Main characteristics of the patients for groups with subclinical and clinical depression

Признаки

Группа 1 (субклиническая депрессия) (n = 116)

Группа 2 (клиническая депрессия) (n = 146)

р

Возраст, лет

53,3 ± 6,4

55,2 ± 5,3

>0,05

Пол, мужчины

52 (45,3%)

60 (41,4%)

>0,05

АГ II ст.

27 (23,2%)

39 (26,4%)

>0,05

Ожирение

95 (65%)

71 (61%)

>0,05

СД 2-го типа

66 (57,4%)

87 (60%)

>0,05

В группе 2 (клиническая депрессия) средний балл тревоги по шкале HADS-A составил 14,3 ± 4,6 и был статистически значимо выше, чем в группе 1, — 10,1 ± 4,2 (р < 0,05). Аналогичная ситуация наблюда­лась по ангедонии: 10,4 ± 4,2 балла в группе 2 против 7,1 ± 2,6 баллов в группе 1 (р < 0,05).

Средний балл КЖ по опроснику SF-36 в группах представлен в таблице 2.

 

Таблица 2. Средний балл качества жизни в группах с субклинической и клинической депрессией

Table 2. Average quality of life score for groups with subclinical and clinical depression

Домены КЖ опросника SF-36

Группа 1 (субклиническая депрессия) (n = 116)

Группа 2 (клиническая депрессия) (n = 146)

р

Общий балл КЖ SF-36

75,6 ± 33,7

43,1 ± 20,3

<0,05

Домен «Физический компонент здоровья»

88,8 ± 43,5

52,4 ± 26,5

<0,05

Физическое функционирование

86,8 ± 34,1

61,8 ± 30,5

<0,05

Ролевое функционирование, обусловленное физическим состоянием

82,7 ± 41,2

48,3 ± 24,5

<0,05

Интенсивность боли

91,3 ± 43,5

79,1 ± 38,8

<0,05

Общее состояние здоровья

66,3 ± 25,9

48,7 ± 21,0

<0,05

Домен «Психологический компонент здоровья»

70,8 ± 35,8

38,5 ± 19,4

<0,05

Психическое здоровье

58,1 ± 27,0

40,7 ± 20,3

<0,05

Ролевое функционирование, обусловленное эмоциональным состоянием

76,8 ± 36,1

42,5 ± 21,8

<0,05

Социальное функционирование

75,3 ± 35,6

37,3 ± 18,4

<0,05

Жизненная активность

69,3 ± 38,4

36,4 ± 33,2

<0,05

КЖ у пациентов в группе 1 с субклинически вы­раженной депрессией было нарушено за счет психо­логического компонента здоровья (снижено более чем на 25% от «идеального» здоровья) с преимуще­ственным снижением баллов по доменам «психиче­ское здоровье» и «жизненная активность». В наи­меньшей степени снижен балл по домену «ролевое функционирование, обусловленное эмоциональным состоянием».

У пациентов в группе 2 с клинически выражен­ной депрессией выявлено нарушение физического компонента здоровья КЖ с преимущественной заин­тересованностью доменов «ролевое функционирова­ние, обусловленное физическим состоянием» и «об­щее состояние здоровья». Минимальное снижение баллов отмечено по домену «интенсивность боли».

При проведении корреляционного анализа между общим баллом КЖ, доменами физического и пси­хологического здоровья КЖ и уровнем депрессии, тревоги и ангедонии в выделенных группах показано наличие обратной статистически значимой линейной связи от сильной до умеренной степени выражен­ности между КЖ и депрессией, тревогой и ангедо- нией (r = -0,84, r = -0,81, r = -0,87 соответственно, р < 0,05) (табл. 3).

 

Таблица 3. Результаты корреляционного анализа доменов качества жизни с выраженностью депрессии, тревоги, ангедонии

Table 3. The results of correlation analysis of the domains of quality of life with the severity of depression, anxiety, anhedonia

Домены КЖ опросника SF-36

Депрессия

HADS-D

Тревога

HADS-A

Ангедония

HADS-D

Общий балл КЖ SF-36

-0,84

-0,81

-0,87

Домен «Физический компонент здоровья»

-0,79

-0,79

-0,83

Физическое функционирование

-0,82

-0,76

-0,82

Ролевое функционирование, обусловленное физическим состоянием

-0,81

-0,8

-0,86

Интенсивность боли

-0,8

-0,73

-0,75

Общее состояние здоровья

-0,85

-0,78

-0,83

Домен «Психологический компонент здоровья»

-0,84

-0,8

-0,8

Психическое здоровье

-0,8

-0,75

-0,81

Ролевое функционирование, обусловленное эмоциональным состоянием

-0,86

-0,77

-0,83

Социальное функционирование

-0,73

-0,71

-0,8

Жизненная активность

-0,81

-0,8

-0,85

При расчете ОШ выявлено, что общий показатель КЖ ассоциирован с депрессией, тревогой, ангедонией. При нивелировании влияния таких факторов, как возраст, СД 2, ожирение, статистическая значи­мость связи между общим показателем КЖ и депрес­сией, тревогой, ангедонией сохранялась (табл. 4).

 

Таблица 4. Ассоциация между депрессией, тревогой, ангедонией и общим баллом КЖ (скорректировано по возрасту, СД 2, ожирению)

Table 4. The association between depression, anxiety, anhedonia and quality of life (adjusted for age, type 2 diabetes, obesity)

 

ОШ и 95% ДИ (без корректировки на возраст, СД 2, ИМТ)

Значение p

ОШ и 95% ДИ (скорректировано по возрасту, СД 2, ИМТ)

Значение p

Депрессия

2,8 [2,2-3,2]

<0,05

2,1 [1,8-2,4]

<0,05

Тревога

2,5 [2,1-2,8]

<0,05

1,9 [1,2-2,2]

<0,05

Ангедония

3,0 [2,6-3,7]

<0,05

2,3 [2,1-2,7]

<0,05

ОБСУЖДЕНИЕ

Проведенный анализ данных показал, что клини­ческая депрессия существенно (более чем на 50%) снижает КЖ больных среднего возраста с церебраль­ной микроангиопатией.

Аналогичное снижение КЖ, оцениваемое по оп­роснику SF-36, отмечено у пациентов с эпилепсией и коморбидной депрессией — до 49,8 балла [13], у пациентов с рассеянным склерозом на фоне тера­пии препаратами, изменяющими течение рассеянно­го склероза, — до 65 баллов [14]. Столь низкое КЖ у обследованной категории пациентов может быть связано с высокой распространенностью возрастассоциированных заболеваний сосудов головного моз­га и тяжестью осложнений.

Данные настоящего исследования согласуются с проведенным нами ранее анализом показателей КЖ у пациентов с церебральной микроангиопатией [15]. Среднее значение общего балла КЖ у обследо­ванных пациентов было крайне низким и составило 22,7 ± 8,4 балла. Снижение наблюдалось как по фи­зическому (24,5 ± 9,9), так и по психическому домену КЖ (21,7 ± 8,8).

Результаты John G. Baker et al. (2012) [16], по­лученные на выборке пациентов с церебральной микроангиопатией, демонстрируют менее выра­женное снижение КЖ: «физический компонент здоровья» составил 87,0 ± 16,8 балла, «психологи­ческий компонент здоровья» — 84,0 ± 16,9. Зна­чительное расхождение с нашими результатами, вероятно, связано с особенностью нашей выбор­ки, в первую очередь с наличием у всех пациентов депрессии как минимум субклинического уровня. Известно, что депрессия может значительно сни­жать уровень КЖ. Кроме того, на КЖ влияют этнокультуральные особенности. Например, средний балл КЖ по домену «общее состояние здоровья» для «здоровых» респондентов от 45 до 54 лет, по­лученный в отечественном популяционном иссле­довании МИРАЖ, составил 49 баллов для мужчин и 47 баллов для женщин [17].

В первую очередь у пациентов группы 1 с субкли­нически выраженной депрессией страдает психоло­гический компонент здоровья. По мере нарастания аффективной симптоматики (пациенты группы 2 с клинически выраженной депрессией) присоединя­ется нарушение физического компонента здоровья.

Данные корреляционного анализа показали, что клинически выраженная депрессия, ассоцииро­ванная с церебральной микроангиопатией, отрица­тельно влияет на общий балл КЖ (r = -0,84,p < 0,05), как и на большинство доменов физической и пси­хической составляющей КЖ пациентов (r = -0,79, p < 0,05, и r = -0,84, p < 0,05 соответственно).

В нашем исследовании у пациентов с депрессией, ассоциированной с церебральной микроангиопатией, с высокой частотой представлены тревога (77%) и ангедония (64%). Это подтверждает специфич­ность ангедонии как важного компонента депрессии, ассоциированной с возрастзависимыми заболевания­ми сосудов головного мозга [18].

Установлена статистически значимая ассоциация между клинически значимой депрессией, тревогой, ангедонией и повышением шанса снижения КЖ. Возраст, СД 2 и ожирение не были статистически значимо ассоциированы с вероятностью снижения общего балла КЖ.

По данным нейрофармакологических исследо­ваний, ангедония связана с изменениями в дофаминергической рецепторной системе в структурах мезолимбического пути, участвующего в системе вознаграждения [19]. Ангедония и связанные с ней симптомы (нарушение сна, изменение аппетита, веса) по своему нейромедиаторному базису несколь­ко отличаются от других симптомов депрессии. По­давленное настроение связано с центральной недо­статочностью серотонинергической нейромедиации, а ассоциированные с ангедонией симптомы обуслов­лены катехоламинергической дисфункцией. Кроме того, ангедония и близкие к ней симптомы более тесно, чем собственно депрессия, связаны с нару­шениями циркадианных ритмов и/или дисфункци­ей обмена мелатонина. Таким образом, ангедония и депрессивное настроение, являясь ключевыми симптомами одного и того же синдрома (т.е. депрес­сии), имеют уникальные нейронные корреляты [20]. Высоковероятно, что характерные для поражения мелких сосудов изменения мозга, локализованные в лобно-подкорковых путях, повышают уязвимость для специфических профилей депрессивных симп­томов. Полученные нами данные свидетельствуют о том, что нарушение лобно-подкорковых путей при поражении мелких церебральных сосудов при­водит к формированию симптомокомплекса, кото­рый в основном характерен для мотивационных проблем. Это соответствует предыдущим исследо­ваниям ассоциации между локализацией поражения белого вещества, лакунарных инфарктов и атрофии с мотивационными симптомами [21].

Обращает на себя внимание тот факт, что не толь­ко собственно депрессия, но и субклинические симп­томы депрессии, а также тревога и ангедония серьез­но ухудшают психосоциальное функционирование и снижают КЖ больных среднего возраста с цере­бральной микроангиопатией. Считается, что нали­чие субклинической депрессии подтверждается в том случае, когда у пациента наблюдаются симптомы де­прессии, но они не соответствуют критериям депрес­сивного расстройства [22]. Как можно более раннее выявление субдепрессии чрезвычайно важно в связи с риском развития тяжелой депрессии, требующей соответствующего лечения. По данным системати­ческого обзора и метаанализа Barbui C. et al. (2011) установлено, что в терапии субклинически выражен­ной депрессии антидепрессанты и бензодиазепины имеют маловероятное преимущество по сравнению с плацебо [23], тогда как предпочтение отдается пси­хотерапии [22]. Активное выявление и коррекция субклинического депрессивного расстройства у па­циентов среднего возраста с церебральной микроангиопатией важны с целью улучшения психического функционирования этой категории больных.

Ограничение исследования. Выбранная для ис­следования госпитальная шкала HADS является вы­соковалидной и широко используется для оценки депрессии и тревоги в большинстве российских и зарубежных исследований за счет удобства и ми­нимальных затрат времени. Основным ограничени­ем этой шкалы служит тестирование депрессивных симптомов и компонентов депрессии только на ос­новании самооценки. Для повышения надежности результатов, полученных в этом исследовании, не­обходимо подтверждение с использованием объек­тивных шкал оценки депрессии, например шкалы Монтгомери — Асберга.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

У пациентов среднего возраста с церебральной микроангиопатией клинически значимая депрессия существенно снижает КЖ. Нарастание выраженно­сти аффективной симптоматики приводит к ухудше­нию не только психологического, но и физического компонента КЖ. Снижение КЖ не зависит от возрас­та, ожирения, наличия СД 2.

Список литературы

1. Вознесенская Т.Г. Депрессии в неврологической практике. Трудный пациент. 2003; 1(2): 26–30.

2. Воробьева О.В. Клинические особенности депрессии в общемедицинской практике (по результатам программы «Компас»). Consilium Medicum. 2004; 6(2): 154–58.

3. Краснов В.Н. Тревожно-депрессивные расстройства у пациентов первичной медицинской сети. Медвестник. 2010. URL: http://mniip-repo.ru/uploads/1332153131.pdf (дата обращения: 10.05.2020).

4. Аlеxоpоulоs G.S., Mеyеrs B.S., Yоung R.С., et al. «Vаsсulаr dеprеssiоn» hypоthеsis. Аrсh Gеn Psyсhiаtry. 1997; 54: 915–22. https://doi.org/10.1001/аrсhpsyс.1997.01830220033006 PMID: 9337771

5. Яхно Н.Н., Левин О.С., Дамулин И.В. Сопоставление клинических и МРТ-данных при дисциркуляторной энцефалопатии. Сообщение 2: когнитивные нарушения. Неврологический журнал. 2001; 6(3): 10–9.

6. Harwood D., Hawton K., Hope T., Jacob R. Psychiatric disorder and personality factors associated with suicide in older people: a descriptive and case-control study. Int J Geriatr Psychiatry. 2001; 16(2): 155–65. https://doi.org/10.1002/1099-1166(200102)16:2<155::aid-gps289>3.0.co;2-0 PMID: 11241720

7. Воробьева О.В. Вальдоксан в терапии депрессии в неврологической практике: результаты российского многоцентрового натуралистического исследования «Резонанс». Журнал неврологии и психиатрии им. С.С. Корсакова. 2012; 112(9): 47–51.

8. Cooper J.A., Arulpragasam A.R., Treadway M.T. Anhedonia in depression: biological mechanisms and computational models. Curr Opin Behav Sci. 2018; 22: 128–35. https://doi.org/10.1016/j.cobeha.2018.01.024 PMID: 29503842

9. Brenes G.A. Anxiety, depression, and quality of life in primary care patients. Prim Care Companion J Clin Psychiatry. 2007; 9(6): 437–43. https://doi.org/10.4088/pcc.v09n0606 PMID: 18185823

10. Wardlaw J.M., Smith E.E., Biessels G.J., et al. Neuroimaging standards for research into small vessel disease and its contribution to ageing and neurodegeneration. Lancet Neurol. 2013; 12: 822–38. https://doi.org/10.1016/S1474-4422(13)70124-8 PMID: 23867200

11. Zigmond A.S., Snaith R.P. The hospital anxiety and depression scale. Acta Psychiatr Scand. 1983; 67(6): 361–70. https://doi.org/10.1111/j.1600-0447.1983.tb09716.x PMID: 6880820

12. Ware J.E., Snow K.K., Kosinski M., Gandek B. SF-36 Health S vey. Manual and interpretation guide. The Health Institute, New England Medical Center. Boston, Mass. 1993.

13. Меликян Э. Г., Гехт А. Б. Качество жизни больных э ей. Лечебное дело. 2011; 1: 1–9.

14. Бойко О.В., Татаринова М.Ю., Попова Е.В. и др. У ние показателей качества жизни больных рассеянным склерозом за 15-летний период. Журнал неврологии и психиатрии им. С.С. Корсакова. Спец выпуски. 2018; 118(8): 23–8. https://doi.org/10.17116/jnevro201811808223

15. Воробьева О.В., Фатеева В.В., Иванова Т.А. Влияние к тивных и аффективных нарушений, ассоциированных с хронической сосудистой мозговой недостаточностью, на качество жизни больных. Журнал неврологии и психиатрии им. С.С. Корсакова. 2014; 114(8): 158–9.

16. Baker J.G., Williams A.J., Ionita C.C., et al. Cerebral small vessel disease: cognition, mood, daily functioning, and imaging findings from a small pilot sample. Dement Geriatr Cogn Dis Extra. 2012; 2(1): 169–79. https://doi.org/10.1159/000333482 PMID: 22590477

17. Амирджанова В.Н., Горячев Д.В., Коршунов Н.И. и др. П пуляционные показатели качества жизни по опроснику SF-36 (результаты многоцентрового исследования качества жизни «МИРАЖ»). Научно-практическая ревматология. 2008; 46(1): 36–48. https://doi.org/10.14412/1995-4484-2008-852

18. Захаров В.В. Депрессия при сосудистых заболеваниях г ного мозга. Эффективная фармакотерапия. Неврология. 3(31). https://umedp.ru/articles/depressiya_pri_sosudistykh_zabolevaniyakh_golovnogo_mozga.html (дата обращения 07.04.2020).

19. Gorwood P. Neurobiological mechanisms of anhedonia. Dialogues Clin Neurosci. 2008; 10(3): 291–99. PMID: 18979942

20. Höflich A., Michenthaler P., Kasper S., Lanzenberger R. Circuit Mechanisms of Reward, Anhedonia, and Depression. Int J Neuropsychopharmacol. 2019; 22(2): 105–18. https://doi.org/10.1093/ijnp/pyy081 PMID: 30239748

21. Dai L., Zhou H., Xu X., Zuo Z. Brain structural and functional changes in patients with major depressive disorder: a literature review. PeerJ. 2019; 7: e8170. https://doi.org/10.7717/peerj.8170 PMID: 31803543

22. Cuijpers P., Koole S.L., van Dijke A., et al. Psychotherapy for s clinical depression: meta-analysis. Br J Psychiatry. 2014; 205(4): 268–74. https://doi.org/10.1192/bjp.bp.113.138784 PMID: 25274315

23. Barbui C., Cipriani A., Patel V., et al. Efficacy of antidepressants and benzodiazepines in minor depression: systematic review and meta-analysis. Br J Psychiatry. 2011; 198(1): 11–1. https://doi.org/10.1192/bjp.bp.109.076448 PMID: 21200071


Об авторах

О. В. Воробьева
ФГАОУ ВО «Первый Московский государственный медицинский университет им. И.М. Сеченова» Минздрава России (Сеченовский Университет)
Россия

 Воробьева Ольга Владимировна, д-р мед. наук, профессор кафедры нервных болезней, кафедры общей врачебной практики

ул. Трубецкая, д. 8, стр. 2, г. Москва, 119991



В. В. Фатеева
ФГАОУ ВО «Первый Московский государственный медицинский университет им. И.М. Сеченова» Минздрава России (Сеченовский Университет)
Россия

Фатеева Виктория Вячеславовна, соискатель кафедры нервных болезней

ул. Трубецкая, д. 8, стр. 2, г. Москва, 119991



Для цитирования:


Воробьева О.В., Фатеева В.В. Расстройство депрессивного спектра и качество жизни у пациентов с церебральной микроангиопатией. Сеченовский вестник. 2020;11(1):49-58. https://doi.org/10.47093/2218-7332.2020.11.1.49-58

For citation:


Vorob’eva O.V., Fateeva V.V. Depressive disorder and quality of life in patients with cerebral microangiopathy. Sechenov Medical Journal. 2020;11(1):49-58. (In Russ.) https://doi.org/10.47093/2218-7332.2020.11.1.49-58

Просмотров: 60


Creative Commons License
Контент доступен под лицензией Creative Commons Attribution 4.0 License.


ISSN 2218-7332 (Print)
ISSN 2658-3348 (Online)