Preview

Сеченовский вестник

Расширенный поиск

Приверженность к терапии статинами у пациентов с высоким и очень высоким сердечно-сосудистым риском в условиях реальной клинической практики

https://doi.org/10.47093/2218-7332.2020.11.1.38-48

Полный текст:

Аннотация

Несмотря на доказанную эффективность гиполипидемической терапии, приверженность к длительному лечению статинами у пациентов с сердечно-сосудистыми заболеваниями остается на низком уровне.

Цель. Изучить у пациентов с высоким и очень высоким сердечно-сосудистым риском (ССР) в условиях реальной клинической практики приверженность к длительной терапии статинами и факторы, ассоциированные с приверженностью.

Материалы и методы. В одноцентровое когортное исследование включено 53 пациента (средний возраст 68,1 ± 10,2 года) с высоким или очень высоким ССР по шкале SCORE и приемом статинов не менее 3 месяцев до включения в исследование. Оценивали уровень холестерина липопротеидов низкой плотности (ХС ЛПНП), когнитивные нарушения (тест MoCA), тревогу и депрессию (шкала HADS), наличие старческой астении (шкала FRAIL), индекс коморбидности M. Charlson. Приверженность к терапии статинами определяли с помощью оригинального опросника. Изучена корреляция между приверженностью пациентов и порядковыми переменными для баллов изученных шкал.

Результаты исследования. Полностью приверженными к терапии статинами были 12 (22%), недостаточно приверженными — 14 (26%), не приверженными — 27 (51%) пациентов. Целевой уровень ХС ЛПНП был достигнут у 13 (25%) пациентов. У 38 (72%) пациентов выявлено снижение когнитивных функций; установлена положительная корреляция между приверженностью и тестом МоСА (r = 0,44, p = 0,04). Клиническая и субклиническая депрессия и тревога отмечены у 12 (23%) и 14 (26%) пациентов соответственно. Установлена статистически значимая отрицательная корреляция между приверженностью и депрессией (r = –0,32; p = 0,04) и положительная корреляция между приверженностью и тревогой (r = 0,44; p = 0,04). Статистически значимой корреляции между приверженностью и шкалой хрупкости FRAIL, а также индексом коморбидности M. Charlson не установлено.

Заключение. Депрессии и снижение когнитивных функций ассоциированы с уменьшением приверженности к лечению статинами.

Для цитирования:


Подзолков В.И., Брагина А.Е., Васильева Л.В., Гринцевич Ю.П., Родионова Ю.Н. Приверженность к терапии статинами у пациентов с высоким и очень высоким сердечно-сосудистым риском в условиях реальной клинической практики. Сеченовский вестник. 2020;11(1):38-48. https://doi.org/10.47093/2218-7332.2020.11.1.38-48

For citation:


Podzolkov V.I., Bragina A.E., Vasil’eva L.V., Grintsevich Yu.P., Rodionova Yu.N. Adherence to statin therapy in patients with high and very high cardiovascular risk in real clinical practice. Sechenov Medical Journal. 2020;11(1):38-48. (In Russ.) https://doi.org/10.47093/2218-7332.2020.11.1.38-48

Результаты многочисленных рандомизированных исследований убедительно продемонстрировали эффективность статинов в первичной и вторичной профилактике сердечно-сосудистых заболеваний (CC3) [1][2][3]. В рамках масштабного метаанализа CTT (Cholesterol Treatment Trialists, Эксперты по ле­чению дислипидемии) установлено, что назначение статинов приводит к снижению риска основных сер­дечно-сосудистых событий. Показано, что снижение уровня холестерина липопротеидов низкой плотно­сти (ХС ЛПНП) на каждый 1 ммоль/л ведет к умень­шению всех случаев смертности на 10%, смертности от ССЗ — на 20% [4].

Однако, несмотря на доказанную эффективность гиполипидемической терапии, приверженность к ле­чению статинами у пациентов с ССЗ остается на низ­ком уровне. Проблема пациентов с нарушениями липидного обмена заключается в том, что они часто не предъявляют жалоб и не мотивированы на дли­тельную или пожизненную терапию. Кроме того, со­путствующие заболевания и/или осложнения у паци­ентов с ССЗ значительно усложняют схему лечения, увеличивая количество рекомендуемых препаратов, что также способствует снижению приверженности к лечению. В исследованиях показано, что более 50% пациентов прекращают прием статинов в течение года после начала лечения [5]. При этом доказано, что низкая приверженность ассоциируется с повы­шением риска развития сердечно-сосудистых ослож­нений [6]. Более того, низкая приверженность па­циентов к терапии характерна даже при жизнеугро­жающих состояниях. Так, в работе Jackevicius C.A. и соавт. [7] было показано, что только 40% пациентов продолжали принимать статины в течение двух лет после перенесенного инфаркта миокарда.

Приверженность к терапии — это мультифакторная проблема. Результаты опубликованных ис­следований, направленных на выявление и оценку факторов, влияющих на приверженность, доста­точно противоречивы [5][8]. Кроме того, пациенты, включенные в опубликованные исследования, на­ходились на лечении в кардиологических стациона­рах или специализированных сердечно-сосудистых центрах. В реальной клинической практике паци­енты с ССЗ, принимающие статины, нередко имеют хронические заболевания других органов и систем и могут обращаться к врачам различного профиля. В связи с этим изучение значимых факторов, влияю­щих на приверженность у пациентов с коморбидной патологией, представляется актуальным.

Цель исследования: изучить у пациентов с высо­ким и очень высоким сердечно-сосудистым риском в условиях реальной клинической практики привер­женность к длительной терапии статинами и факто­ры, ассоциированные с приверженностью.

МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ

Проведено одноцентровое когортное исследо­вание пациентов, госпитализированных в терапев­тические отделения Университетской клинической больницы № 4 в период с 01.02.2018 по 01.12.2018. Исследование проводилось в соответствии с Хель­синкской декларацией о правах человека. Все участ­ники подписали добровольное информированное согласие. Исследование одобрено локальным Эти­ческим комитетом (протокол № 07-15 от 15.07.2015).

Критериями включения были: наличие у паци­ентов высокого или очень высокого риска сердечно­сосудистых осложнений и прием статинов не менее 3 месяцев до включения в исследование.

Критериями исключения из исследования были: острый коронарный синдром, острое нарушение мозгового кровообращения за предшествующие 6 месяцев до исследования, тяжелые заболевания пе­чени и почек, наличие онкологических заболеваний.

Всего в исследование включены 53 пациен­та (31 мужчина и 22 женщины). В ходе исследова­ния пациентам было предложено заполнить анкету, включающую информацию о социально-демографи­ческих характеристиках, факторах риска, статусе ку­рения, а также сведения о принимаемых препаратах.

При отсутствии ССЗ для оценки сердечно-сосуди­стого риска использовалась шкала SCORE. Получен­ные результаты интерпретировались следующим обра­зом: низкий риск <1%, умеренный 1-4%, высокий — 5-10% и очень высокий >10% [9]. При наличии ССЗ уровень риска определялся как очень высокий [10].

У каждого пациента был определен индекс мас­сы тела (ИМТ), спектр сопутствующих заболеваний и рассчитан индивидуальный индекс коморбидности M. Charlson [11]. Оценка старческой астении прово­дилась с помощью шкалы хрупкости FRAIL (Fatigue, Resistance, Ambulation, Illnesses, Loss of Weight — Слабость, Выносливость, Движение, Заболевания, Потеря массы тела); критерием старческой астении считали наличие 3 признаков и более [12].

Скрининг когнитивных нарушений проводили с помощью Монреальской шкалы (МоСA), оценива­ли визуально-пространственную деятельность, ис­полнительные функции, внимание, концентрацию и оперативную память, речь, отсроченное воспро­изведение. Показатель <26 баллов свидетельствовал о наличии когнитивных дисфункций [13].

Уровень тревоги и депрессии оценивали с помо­щью шкалы HADS (Hospital Anxiety and Depression Scale, госпитальная шкала тревоги и депрессии). По­казатель <7 баллов считали нормой, 8-10 баллов — субклинически выраженной тревогой или депресси­ей, >11 баллов — клинически выраженной тревогой или депрессией [14].

Эффективность гиполипидемической терапии оце­нивалась по достижению целевого уровня ХС ЛПНП в соответствии с действующими на момент проведения исследования рекомендациями по ведению пациен­тов с дислипидемиями (ESC/EAS), 2016: у пациентов с очень высоким риском — ХС ЛПНП < 1,8 ммоль/л, с высоким — ХС ЛПНП < 2,6 ммоль/л, с умеренным или низким — ХС ЛПНП < 3 ммоль/л [15].

Приверженность к терапии статинами определя­ли с помощью оригинального валидизированного опросника, который включал 4 вопроса о регулярно­сти и соблюдении рекомендованного времени прие­ма препаратов, об отношении пациентов к возможно­сти пропустить прием медикаментов в зависимости от самочувствия (один вопрос по каждому пункту). Пациент самостоятельно отвечал на вопросы, вы­бирая один ответ из двух вариантов (правильный от­вет — 1 балл). При обработке подсчитывали сумму баллов. Приверженными считали пациентов, набрав­ших 4 балла, недостаточно приверженными — 3 бал­ла, не приверженными — 2 балла и менее [16].

При статистической обработке полученных ре­зультатов использовались стандартные статистиче­ские методы и пакет программ Statistica 8.0 (Statsoft, США). Данные представлены как среднее значение и стандартное отклонение. Для изучения корреляции между порядковыми переменными для баллов шкал, дихотомическими номинальными переменными для статуса курения и приверженностью пациентов использовался коэффициент ранговой корреляции Спирмена. При проверке статистических гипотез вы­бран уровень значимостиp < 0,05.

РЕЗУЛЬТАТЫ

Основные характеристики группы

Клинико-демографическая характеристика об­следованных пациентов представлена в таблице 1. Соотношение мужчин и женщин было с небольшим преобладанием мужчин — 58%. Возраст пациентов составил от 48 до 87 лет, среди них 18 (34%) были в возрасте до 65 лет и 35 (66%) — в возрасте 65 лет и старше. Средний ИМТ соответствовал избыточной массе тела, ожирение 1-2-й стадий отмечено у 20 (38%) пациентов. В исследованной группе значи­тельная часть пациентов была курящей — 42%, са­харный диабет 2-го типа диагностирован у 30%.

 

Таблица 1. Клинико-демографическая характеристика обследованных пациентов

Table 1. Clinical and demographic characteristics of the patients

Показатель

Значение

Пол: муж/жен, n (%)

31 (58) / 22 (42)

Возраст, лет

68,1 ± 10,2

ИМТ, кг/м2

28,6 ± 5,4

Курение, n (%)

22 (42)

Артериальная гипертензия, n (%)

47 (89)

систолическое АД, мм рт. ст.

130,3 ± 17,4

диастолическое АД, мм рт. ст.

77,3 ± 9,2

Стенокардия напряжения, n (%>)

24 (45)

Перенесенный инфаркт миокарда, n (%)

18 (34)

Мерцательная аритмия, n (%)

15 (28)

Перенесенное ОНМК, n (%)

5 (9)

Сахарный диабет 2-го типа, n (%)

16 (30)

ХСН, n (%)

40 (75)

Примечание. АД — артериальное давление, ОНМК — острое нару­шение мозгового кровообращения в сроки более 6 мес. до включения в исследование, ХСН — хроническая сердечная недостаточность.

Notes. BP — blood pressure, ACVA — acute cerebrovascular accident in a period of more than 6 months before inclusion in the study, CHF — сhronic heart failure.

 

В исследованной группе выявлялась высокая рас­пространенность артериальной гипертензии с преоб­ладанием 2-й и 3-й стадий болезни — 42 пациента (79%). У каждого второго пациента диагностирована стенокардия напряжения, у каждого третьего — пе­ренесенный инфаркт миокарда в анамнезе, три чет­верти пациентов имели симптомы ХСН.

Всего у 46 (87%) пациентов имелись ССЗ, в свя­зи с чем они были отнесены к группе очень высо­кого риска. На момент включения в исследование у 7 (13%) пациентов ССЗ отсутствовали: 5 из них имели очень высокий риск развития ССЗ, 2 — высо­кий риск, рассчитанный по шкале SCORE.

Большинство пациентов принимали аторваста- тин — 38 (72%); симвастатин получали 12 (23%) и розувастатин — 3 (5%) пациента. Высокоинтенсив­ную терапию получали 6 (11%) пациентов (3 в груп­пе аторвастатина и все получавшие розувастатин), остальные 47 (89%) принимали преимущественно низкие дозы статинов. При этом 47 (89%) пациен­тов принимали дженерики, 6 (11%) — оригинальные препараты. Целевой уровень ХС ЛПНП был достиг­нут у 13 (25%) пациентов (табл. 2).

 

Таблица 2. Принимаемые препараты из группы статинов, их дозы и эффективность

Table 2. The drugs from the group of statins, taken by the patients, doses and effectiveness

Доза, мг

Аторвастатин, n = 38

Симвастатин, n = 12

Розувастатин, n = 3

10

15

5

 

20

20

7

3

40

2

 

 

80

1

 

 

Достигнут целевой уровень ХС ЛПНП, n

7

4

2

Приверженность к терапии статинами

Анализ опросника приверженности к терапии статинами показал, что только половина пациен­тов оказалась приверженной к терапии статинами: 12 (23%) пациентов полностью приверженными, 14 (26%) — недостаточно приверженными (рис. 2).

 

РИС. 1. Схема включения пациентов в исследование

FIG. 1. Flowchart of patient inclusion in the study

 

 

РИС. 2. Приверженность к терапии статинами

FIG. 2. Adherence to statin therapy

 

Проведен анализ факторов, определяющих при­верженность к терапии статинами. По данным анке­тирования 36 (68%) пациентов были информированы об этой группе препаратов, 17 (32%) — не осведом­лены о механизме действия, регулярности приема, побочных эффектах статинов. Из всех информи­рованных пациентов 33 (92%) правильно ответили на вопросы о механизме действия и побочных эф­фектах статинов, ответы 3 (8%) — были неверными: пациенты считали, что препараты данной группы следует принимать курсом.

Следует отметить, что 18 (34%) пациентов при­нимали назначенную терапию статинами менее года, 5 (9%) — от 1 года до 2 лет, 12 (23%) — от 2 до 5 лет, 9 (17%) — более 5 лет, 9 (17%) обследованных па­циентов не смогли предоставить данные о длитель­ности приема статинов.

При проведении корреляционного анализа выяв­лена связь умеренной силы между информированно­стью пациентов и длительностью приема препара­тов (г = 0,31, p = 0,005), а также курением (г = -0,35, p = 0,04).

Статистически значимых корреляций между воз­растом, полом, информированностью и фактом при­верженности выявлено не было.

Среди других изученных факторов, влияющих на приверженность, были: наличие коморбидной па­тологии, старческой астении, тревожных и депрессив­ных расстройств, снижение когнитивных функций.

Так, анализ частоты сопутствующих заболеваний показал, что в обследуемой группе все пациенты име­ли одно и более сопутствующее заболевание, а у 18 (34%) — регистрировали 5 и более заболеваний. В структуре сопутствующей патологии наиболее часто регистрировались заболевания желудочно-ки­шечного тракта (66%), мочевыделительной системы (43%), эндокринной системы (40%), органов дыха­ния (34%)

Результаты анализа индекса M. Charlson под­тверждают наличие коморбидной патологии у об­следованных пациентов. Установлено, что индекс ко- морбидности у 3 (5%) пациентов составил 1-2 балла, что оценивает их 10-летнюю выживаемость на уров­не 90-96%, у 12 (23%) пациентов индекс M. Charlson был равен 3-4 баллам, при этом оцененная 10-лет­няя выживаемость составила 53-77%. Следует под­черкнуть, что остальные 38 (72%) пациентов имели индекс коморбидности 5 и более баллов, что свиде­тельствует о том, что оцененная 10-летняя выживае­мость составляет менее 21%. Выявлена статистиче­ски значимая положительная сильная взаимосвязь между возрастом и индексом M. Charlson (г = 0,7; p = 0,001). Значимой корреляции между привер­женностью и индексом M. Charlson не установлено (г = 0,2; p = 0,324).

У 35 пациентов 65 лет и старше проводилась оцен­ка старческой астении с помощью шкалы хрупкости FRAIL. Значительная часть пациентов — 15 (43%) была без признаков старческой астении («крепкие»), 11 (31%) отнесены к уязвимым. Легкая степень хруп­кости выявлена у 5 (14%) пациентов, средняя — у 2 (6%), тяжелая — у 2 (6%). Обнаружена положитель­ная корреляционная связь умеренной силы между шкалой FRAIL и индексом коморбидности (г = 0,43; p = 0,001). Значимой корреляции между привержен­ностью и шкалой хрупкости FRAIL не установлено (г = 0,1; p = 0,278).

В нашем исследовании также были проведены скрининговые обследования на выявление когнитив­ных дисфункций, депрессии и тревоги. У 38 (72%) пациентов выявлено снижение когнитивных функ­ций, при этом установлена связь между показателями нейропсихологического теста МоСА и приверженно­стью (г = 0,44, p = 0,04). Кроме того, установлена ста­тистически значимая корреляция между параметра­ми шкал МоСА и FRAIL (г = -0,37, p = 0,04).

Анализ данных опроса с помощью шкалы HADS показал, что клинически выраженная тревога реги­стрировалась у 6 (11%) пациентов, субклинически выраженная тревога — у 8 (15%), клиническая де­прессия — у 2 (4%), субклиническая депрессия — у 10 (19%). При этом была выявлена статистически значимая отрицательная связь умеренной силы меж­ду фактом приверженности к лечению и депрессией (г = -0,32; p = 0,04). Чем ниже были баллы по шкале HADS, тем лучше пациенты соблюдали врачебные назначения. Кроме того, установлена положитель­ная связь между фактом приверженности и тревогой (г = 0,44; p = 0,04). Полученные данные свидетель­ствуют о том, что пациенты с тревожными расстрой­ствами были более привержены к терапии статинами.

По результатам проведенного корреляционного анализа было установлено, что данные шкалы FRAIL взаимосвязаны с наличием депрессии (г = 0,39; p = 0,04) и тревоги (г = 0,34; p = 0,04). Анализ вли­яния гендерных отличий на состояние когнитивных функций, наличие или отсутствие тревожно-депрес­сивных расстройств показал отсутствие статистиче­ски значимых различий.

ОБСУЖДЕНИЕ

В нашем исследовании проведен анализ привер­женности пациентов к лечению статинами в услови­ях реальной клинической практики. Изучены факто­ры, влияющие на этот показатель, такие как возраст, пол, информированность пациентов, наличие коморбидной патологии, когнитивных, депрессивных и тревожных расстройств.

Следует отметить, что большинство обследуемых были пожилые в возрасте 65 лет и старше, которые относились к группе очень высокого риска развития сердечно-сосудистых осложнений.

Известно, что приверженность к лечению явля­ется ключевым фактором эффективности терапии и позволяет существенно снизить риск развития осложнений. Анализируя степень приверженности к терапии статинами, мы выявили, что только 23% пациентов были полностью привержены к лечению и выполняли все рекомендации по частоте приема и дозировке препаратов. Полученные результаты согласуются с данными литературы, которые под­тверждают низкую приверженность к терапии у па­циентов с хроническими заболеваниями [17].

При этом целевой уровень ХС ЛПНП был достиг­нут только у 25% пациентов. По данным различных исследований, частота достижения целевых цифр ХС ЛПНП варьирует в достаточно широком диапазо­не. Так, в исследовании DYSIS, в котором изучалась проблема приверженности к терапии, установлено, что назначение статинов привело к достижению це­левого уровня ХС ЛПНП только у 12% пациентов очень высокого риска и 33% пациентов высокого риска [18]. В исследовании EUROASPIRE IV, вклю­чившем более 6000 пациентов с ИБС из 24 стран, до­стижение целевых уровней ХС ЛПНП не превышало 19% [19]. А в исследовании ЭССЕ-РФ у пациентов в группе очень высокого риска доля больных, до­стигших целевых уровней, была значительно ниже и составила 7,7% [20]. Более высокая частота дости­жения целевых цифр ХС ЛПНП в нашем исследова­нии, возможно, объясняется относительно неболь­шой выборкой, что является ограничением нашего исследования.

Следует также отметить, что прием статинов в исследованной группе на догоспитальном этапе осуществлялся в низких дозах, что также согласует­ся с работами других авторов. Так, в исследовании АРГО [21] установлено, что рекомендуемые дозы статинов (симвастатин, аторвастатин, розувастатин) были низкими, а максимальные дозы препарата в ис­следовании практически не назначались.

В нашей работе изучены предикторы низкой при­верженности к терапии. Выявлено, что 32% пациен­тов не информированы о статинах (не осведомлены о механизме действия, регулярности приема, побоч­ных эффектах статинов) а 8% считают, что препара­ты данной группы следует принимать курсом. В ряде исследований также было установлено, что недоста­точная информированность может способствовать низкой приверженности к терапии статинами [22][23]. Выявленная прямая взаимосвязь между инфор­мированностью и длительностью приема статинов подтверждает необходимость проведения обучаю­щих программ у пациентов с ССЗ.

Кроме того, в нашем исследовании выявлены ста­тистически значимые отрицательные корреляцион­ные связи между информированностью пациентов и курением, что косвенно свидетельствует о том, что курящие пациенты имеют меньшую мотивацию к приему статинов. В литературе имеются данные о том, что табакокурение, наряду с депрессией, спо­собствует низкой приверженности к терапии [24].

Анализ коморбидности и мультиморбидности у об­следованных пациентов выявил высокую распростра­ненность сопутствующих заболеваний, частота кото­рых увеличивается с возрастом, что подтверждается значимой положительной связью между возрастом и индексом M. Charlson. Известно, что возраст явля­ется предиктором многих хронических заболеваний, поэтому для пациентов пожилого возраста характерна высокая коморбидность, которая достигает, по дан­ным литературы, 62% среди пациентов 65-74 лет [25].

Коморбидные и мультиморбидные пациенты часто сталкиваются с полипрагмазией. Результаты исследований, посвященных изучению привержен­ности к лечению статинами при полипрагмазии, противоречивы [26][27][28]. Так, в работе Mohammed S. и соавт. [28] была выявлена низкая приверженность у пациентов, которые принимали большое количе­ство препаратов. Авторы объясняют выявленную за­кономерность страхом пациентов из-за возможных негативных межлекарственных взаимодействий. Противоположные результаты были получены в ис­следовании Lavikainen P. и соавт. [26], где выявле­на высокая приверженность к терапии у пациентов с большим количеством принимаемых препаратов. По данным других авторов, связь между подобными параметрами отсутствовала [27]. Дискордантность литературных данных может быть объяснена различ­ной выборкой, методами диагностики приверженно­сти, а также влиянием других факторов на степень приверженности.

При анализе данных, полученных в нашем исследо­вании с помощью шкалы FRAIL, установлено, что у 26% пациентов старше 65 лет были обнаружены признаки старческой астении. По данным литературы, распро­страненность старческой астении среди людей старше 65 лет колеблется от 4 до 59% и зависит от использован­ной в исследованиях модели диагностики [29].

Известно, что ССЗ тесно связаны с нарушением когнитивных функций. В нашей работе когнитивные нарушения были выявлены у 72%, при этом чаще когнитивные дисфункции диагностировались у па­циентов со старческой астенией. Кроме того, выяв­лено, что пациенты с когнитивными расстройствами были менее привержены к терапии, что согласуется с данными литературы. Так, в работе Kirkpatrick A.C. и соавт. [30] было установлено, что у пациентов с асимптомным стенозом сонных артерий и когни­тивной дисфункцией отмечалось снижение привер­женности к терапии статинами.

Проведенное тестирование с помощью шкалы HADS позволило выявить признаки тревожно-де­прессивных расстройств разной степени выражен­ности. Следует отметить, что психотропные пре­параты для корректировки тревожно-депрессивных расстройств пациенты не принимали. Установлено, что более привержены к лечению пациенты с тревожными расстройствами, что, возможно, объясня­ется более внимательным отношением пациентов к своему здоровью. Однако, согласно данным лите­ратуры, наличие тревоги, наряду с депрессией, у па­циентов ассоциируется с низкой приверженностью к терапии, что объясняется забывчивостью пациента как основной причиной пропуска приема препарата [31]. Следует отметить, что в данном исследовании оценивалась приверженность к терапии у пациентов, перенесших мозговой инсульт.

Таким образом, своевременное выявление и кор­рекция когнитивных, депрессивных расстройств мо­жет способствовать улучшению приверженности к лечению пациентов.

Учитывая то, что лечение пациентов продолжает­ся в течение многих лет, роль врача состоит не только в индивидуальном подборе эффективной дозы статинов, но и в выявлении больных с высоким риском формирования низкой приверженности к терапии и принятию эффективных мер для повышения при­верженности.

Полученные данные исследования позволят шире осветить вопросы приверженности к терапии статинами в условиях реальной клинической практики. Вместе с тем вследствие относительно небольшой выборки возможно отклонение полученных резуль­татов при проведении исследований на больших по­пуляциях пациентов.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Полученные в нашем исследовании данные сви­детельствуют о том, что наличие депрессии и сниже­ние когнитивных функций ассоциированы c умень­шением приверженности к лечению статинами.

Список литературы

1. The Long-term Intervention with Pravastatin in Ischemic Disease (LIPID) Study Group. Prevention of cardiovascular events and death with pravastatin in patients with coronary heart disease and a broad range of initial cholesterol levels. N Engl J Med. 1998; 339: 1349–57. https://doi.org/10.1056/NEJM199811053391902 PMID: 9841303

2. Сергиенко И.В., Аншелес А.А., Драпкина О.М. и др. Исследование АНИЧКОВ: влияние комбинированной гипотензивной и гиполипидемической терапии на сердечно-сосудистые осложнения у пациентов высокого и очень высокого риска. Терапевтический архив. 2019; 91(4): 90–8. https://doi.org/10.26442/00403660.2019.04.000104

3. Sever P.S., Dahlof B., Poulter N.R., et al. Prevention of coronary and stroke events with atorvastatin in hypertensive patients who have average or lower-than-average cholesterol concentrations, in the Anglo-Scandinavian Cardiac Outcomes Trial — Lipid Lowering Arm (ASCOT-LLA): a multicentre randomized controlled trial. Lancet. 2003; 361: 1149–58. https://doi.org/10.1016/S01406736(03)12948-0 PMID: 12686036

4. Cholesterol Treatment Trialists’ (CTT) Collaboration, Baigent C., Blackwell L., Emberson J., et al. Efficacy and safety of more intensive lowering of LDL cholesterol: a meta-analysis of data from 170,000 participants in 26 randomised trials. Lancet. 2010; 376: 1670–81. https://doi.org/10.1016/S0140-6736(10)61350-5

5. Mann D.M., Woodward M., Munther P., et al. Predictors of nonadherence to statins: a systematic review and meta-analysis. Ann Pharmacother. 2010; 44(9): 1410–21. https://doi.org/10.1345/aph.1P150 PMID: 20702755

6. Пучиньян Н.Ф., Довгалевский Я.П., Долотовская П.В., Фурман Н.В. Приверженность рекомендованной терапии больных, перенесших острый коронарный синдром, и риск развития сердечно-сосудистых осложнений в течение года после госпитализации. Рациональная Фармакотерапия в Кардиологии. 2011; 7(5): 567–73. https://doi.org/10.20996/1819-6446-2011-7-5-567-573

7. Jackevicius C.A., Mamdani M., Tu J.V. Adherence with statin therapy in elderly patients with and without acute coronary syndromes. JAMA. 2002; 288: 462–7. https://doi.org/10.1001/jama.288.4.462 PMID: 12132976

8. Lemstra M., Blackburn D., Crawley A., Fung R. Proportion and risk indicators of nonadherence to statin therapy: a meta-analysis. Can J Cardiol. 2012; 28(5): 574–80. https://doi.org/10.1016/j.cjca.2012.05.007 PMID: 22884278

9. Conroy R.M., Pyorala K., Fitzgerald A.P., et al. Estimation of tenyear risk of fatal cardiovascular disease in Europe: the SCORE project. Eur Heart J. 2003; 24: 987–1003. https://doi.org/10.1016/s0195-668x(03)00114-3 PMID: 12788299

10. Mach F., Baigent C., Catapano A., et al. 2019 ESC/EAS guidelines for the management of dyslipidaemias: lipid modification to reduce cardio vascular risk. European Heart Journal. 2020; 41(1): 111–88. https://doi.org/10.1093/eurheartj/ehz455

11. Charlson M., Pompei P., Ales K., Mackenzie C. A new method of classifying prognostic comorbidity in longitudinal studies: development and validation. J Chronic Dis. 1987; 40(5): 373–83. https://doi.org/10.1016/0021-9681(87)90171-8 PMID: 3558716

12. Morley J., Malmstrom T., Miller D. A simple frailty questionnaire (FRAIL) predicts outcomes in middle aged African Americans. J Nutr Health Aging. 2012; 16(7): 601–8. https://doi.org/10.1007/s12603-012-0084-2 PMID: 22836700

13. Tsoi K.K., Chan J.Y., Hirai H.W., et al. Cognitive tests to detect dementia: a systematic review and meta-analysis. JAMA Intern Med. 2015; 175(9): 1450–8. https://doi.org/10.1001/jamainternmed.2015.2152 PMID: 26052687

14. Андрюшенко А.В., Дробижев М.Ю., Добровольский А.В. Сравнительная оценка шкал CES-D, BDI и HADS(d) в диагностике депрессий в общемедицинской практике. Журнал неврологии и психиатрии. 2003; 5: 11–8.

15. Catapano A.L., Graham I., De Backer G., et al. 2016 ESC/EAS Guidelines for the Management of Dyslipidaemias: The Task Force for the Management of Dyslipidaemias of the European Society of Cardiology (ESC) and European Atherosclerosis Society (EAS). Developed with the special contribution of the European Association for Cardiovascular Prevention & Rehabilitation (EACPR). European heart journal. 2016; 253: 281–344. https://doi.org/10.1016/j.atherosclerosis.2016.08.018

16. Morisky D.E, Green L.W, Levine D.M. Concurrent and predictive validity of self-reported measure of medical adherence. Med Care. 1986; 24: 67–73. https://doi.org/10.1097/00005650-198601000-00007

17. Conn V.S., Hafdahl A.R., Cooper P.S., et al. Interventions to Improve Medication Adherence Among Older Adults: Meta-Analysis of Adherence Outcomes Among Randomized Controlled Trials. Gerontologist. 2009; 49(4): 447–62. https://doi.org/10.1093/geront/gnp037 PMID: 19460887

18. Оганов Р.Г., Кухарчук В.В., Арутюнов Г.П. и др. Сохраняющиеся нарушения показателей липидного спектра у пациентов с дислипидемией, получающих статины, в реальной клинической практике в Российской Федерации (российская часть исследования DYSIS). Кардиоваскулярная терапия и профилактика. 2012; 11(4): 70–8. https://doi.org/10.15829/1728-8800-2012-4-70-78

19. Reiner Ž., De Backer G., Fras Z., et al. On behalf of the EUROASPIRE Investigators Lipid lowering drug therapy in patients with coronary heart disease from 24 European countries e Findings from the EUROASPIRE IV survey. Atherosclerosis. 2016; 246: 243–50. https://doi.org/10.1016/j.atherosclerosis.2016.01.018 PMID: 26812002

20. Шальнова С.А., Деев А.Д., Метельская В.А. и др. Информированность и особенности терапии статинами у лиц с различным сердечно-сосудистым риском: исследование ЭССЕ-РФ. Кардиоваскулярная терапия и профилактика. 2016; 15(4): 29–37. https://doi.org/10.15829/1728-8800-2016-4-29-37

21. Ахмеджанов Н. М., Небиеридзе Д. В., Сафарян А. С. и др. Анализ распространенности гиперхолестеринемии в условиях амбулаторной практики (по данным исследования АРГО): часть I. Рациональная фармакотерапия в кардиологии. 2015; 11(3): 253–60. https://doi.org/10.20996/1819-6446-2015-11-3253-260

22. Ofori-Asenso R., Jakhu A., Curtis A.J., et al. A systematic review and meta-analysis of the factors sssociated with nonadherence and discontinuation of statins among people aged ≥65 Years. J Gerontol A Biol Sci Med Sci. 2018 May 9; 73(6): 798–805. https://doi.org/10.1093/gerona/glx256 PMID: 29360935

23. Yu G., Zhang Y., Wang Y., et al. Factors that contribute to poor adherence to statin therapy in coronary heart disease patients from Chongqing and measures to improve their therapeutic outcomes. Genes Dis. 2018; 5(4): 335–41. https://doi.org/10.1016/j.gendis.2018.01.001 PMID: 30591935

24. Mann D.M., Allegrante J.P., Natarajan S., et al. Predictors of Adherence to Statins for Primary Prevention. Cardiovasc Drugs Ther. 2007; 21: 311–6. https://doi.org/10.1007/s10557-007-6040-4 PMID: 17665294

25. Barnett K., Mercer S.W., Norbury M., et al. Epidemiology of multimorbidity and implications for health care, research, and medical education: a cross-sectional study. Lancet. 2012; 380(9836): 37–43. https://doi.org/10.1016/S0140-6736(12)60240-2

26. Lavikainen P., Helin-Salmivaara A., Eerola M., et al. Statin adherence and risk of acute cardiovascular events among women: a cohort study accounting for time-dependent confounding affected by previous adherence. BMJ Open. 2016; 6(6): e011306. https://doi.org/10.1136/bmjopen-2016-011306 PMID: 27259530

27. Hope H.F., Binkley G.M., Fenton S., et al. Systematic review of the predictors of statin adherence for the primary prevention of cardiovascular disease. PLoS ONE. 2019; 14(1): e0201196. https://doi.org/10.1371/journal.pone.0201196 PMID: 30653535

28. Mohammed S., Arabi A., El-Menyar A., et al. Impact of polypharmacy on adherence to evidence-based medication in patients who underwent percutaneous coronary Intervention. Curr Vasc pharmacol. 2016; 14(4): 388–93. https://doi.org/10.2174/1570161113666151030105805 PMID: 26517700

29. Collard R.M., Boter H., Schoevers R.A., Oude Voshaar R.C. Prevalence of frailty in community-dwelling older persons: a systematic review. J Am Geriatr Soc. 2012; 60(8): 1487–92. https://doi.org/10.1111/j.1532-5415.2012.04054.x PMID: 22881367

30. Kirkpatrick A.C., Vincent A.S., Guthery L., Prodan C.I. Cognitive impairment is associated with medication nonadherence in asymptomatic carotid stenosis. Am J Med. 2014; 127(12): 1243–46. https://doi.org/10.1016/j.amjmed.2014.08.010 PMID: 25168078

31. Журавская Н.Ю., Кутишенко Н.П., Марцевич С.Ю. и др. Изучение приверженности врачебным рекомендациям у пациентов, перенесших мозговой инсульт. Роль тревоги и депрессии. (Результаты регистра ЛИС-2). Кардиоваскулярная терапия и профилактика. 2015; 14(2): 46–51. https://doi.org/10.15829/1728-8800-2015-2-46-51


Об авторах

В. И. Подзолков
ФГАОУ ВО «Первый Московский государственный медицинский университет им. И.М. Сеченова» Минздрава России (Сеченовский Университет)
Россия

Подзолков Валерий Иванович — д-p. мед. наук, профессор, зав. кафедрой факультетской терапии № 2, директор клиники факультетской терапии № 2

ул. Трубецкая, д. 8, стр. 2, г. Москва, 119991



А. Е. Брагина
ФГАОУ ВО «Первый Московский государственный медицинский университет им. И.М. Сеченова» Минздрава России (Сеченовский Университет)
Россия

Брагина Анна Евгеньевна — д-p. мед. наук, профессор кафедры факультетской терапии № 2

ул. Трубецкая, д. 8, стр. 2, г. Москва, 119991



Л. В. Васильева
ФГАОУ ВО «Первый Московский государственный медицинский университет им. И.М. Сеченова» Минздрава России (Сеченовский Университет)
Россия

Васильева Любовь Викторовна — канд. мед. наук, ассистент кафедры факультетской терапии № 2

ул. Трубецкая, д. 8, стр. 2, г. Москва, 119991



Ю. П. Гринцевич
ФГАОУ ВО «Первый Московский государственный медицинский университет им. И.М. Сеченова» Минздрава России (Сеченовский Университет)
Россия

Гринцевич Юлия Павловна — студент

ул. Трубецкая, д. 8, стр. 2, г. Москва, 119991



Ю. Н. Родионова
ФГАОУ ВО «Первый Московский государственный медицинский университет им. И.М. Сеченова» Минздрава России (Сеченовский Университет)
Россия

Родионова Юлия Нурисламовна — канд. мед. наук, ассистент кафедры факультетской терапии № 2

ул. Трубецкая, д. 8, стр. 2, г. Москва, 119991
Тел.: + 7 (906) 774-09-04 



Для цитирования:


Подзолков В.И., Брагина А.Е., Васильева Л.В., Гринцевич Ю.П., Родионова Ю.Н. Приверженность к терапии статинами у пациентов с высоким и очень высоким сердечно-сосудистым риском в условиях реальной клинической практики. Сеченовский вестник. 2020;11(1):38-48. https://doi.org/10.47093/2218-7332.2020.11.1.38-48

For citation:


Podzolkov V.I., Bragina A.E., Vasil’eva L.V., Grintsevich Yu.P., Rodionova Yu.N. Adherence to statin therapy in patients with high and very high cardiovascular risk in real clinical practice. Sechenov Medical Journal. 2020;11(1):38-48. (In Russ.) https://doi.org/10.47093/2218-7332.2020.11.1.38-48

Просмотров: 91


Creative Commons License
Контент доступен под лицензией Creative Commons Attribution 4.0 License.


ISSN 2218-7332 (Print)
ISSN 2658-3348 (Online)